Nravitsya.info

Встреча СОБРа и «реальных пацанов»

Между нашим поселком и городом есть железнодорожный переезд. Неприятность его в том, что совсем рядом с ним находится узловая станция. И если едет поезд – переезд закрывается ненадолго. Но когда начинают гонять маневровые тепловозы – застрять можно и на час.

Так получилось и в этот раз, и после 45 минут ожидания перед закрытым шлагбаумом образовалась огромная очередь. Штук 50 машин и две маршрутки – одна из которых первая в очереди, и в которой сижу я. До шлагбаума водила не доехал метров шесть, и потому место спереди еще оставалось.

Вдруг слышим рев двигателя – параллельно очереди несется крутая черная «Ауди» с непроницаемой тонировкой и Шуфутинским на полной громкости из приоткрытого окна.

Резко тормозит у самого шлагбаума и выруливает на свободное пространство перед  нашей маршруткой. Водила тихо матерится сквозь зубы, но резких телодвижений не делает – оно и понятно, себе дороже. Стоим дальше. Шансон слушаем.

Проходит еще минут пять. Откуда-то сзади снова шум мотора. Обычная «тойота», но тоже с тонированными стеклами, стоявшая через 4 машины за нами, выруливает из очереди, каким-то невообразимым образом спокойно доезжает чуть ли не до самого шлагбаума и паркуется между ним и «Ауди», едва не тыкая ее задом в передний бампер.

Из «немца» появляются два охреневших братка, подходят к «тойоте» и начинают колотить кулаками по дверям. Никакой реакции. Тогда один из них возвращается в машину и выходит уже с битой.

После чего со всей дури лупит ей по одной, а потом и по второй задней фаре, разбивая их вдребезги. И оба, довольные, возвращаются в салон. Проходит секунд 15. Из «тойоты» синхронно вываливается четверо СОБР-овцев.

В камуфляже, в брониках, с закрытыми масками лицами и с автоматами. Прикладами разбивают в «Ауди» все стекла, сбивают зеркала, оставляют серьезные вмятины по всему кузову, протыкают шины, идут к своей машине и рулят назад – на свое прежнее место в очереди.

***

Когда открылся переезд, и мы аккуратно объезжали покалеченную «Ауди», «реальные пацаны» в ней все еще сидели тихо. И не высовывались.